О нас

Застройщик задержал сдачу дома?

Страховая компания не платит или недоплачивает?

Банк взял комиссию за выдачу или обслуживание кредита?

Вам оказали услуги некачественно или не в срок?

Вам продали некачественный товар?

Мы защитим в суде ваши потребительские права и окажем юридическую помощь по другим вопросам.

Наша миссия

Мы помогаем создать цивилизованный рынок товаров и услуг в России, делая сервис низкого качества экономически невыгодным.

(Пока мы работаем только в Москве).

Контакты:

club.up.ru@gmail.com

+7 916 575 0801

Отменили снижение неустойки по ст. 333 ГК РФ за задержку строительства

Все уже привыкли, что застройщики очень часто не строят квартиры вовремя. При этом за задержку передачи квартиры потребителю застройщик должен уплатить ему неустойку.

Государство стоит на страже интересов застройщиков, поэтому специальным законом неустойка, причитающаяся потребителю, за задержку передачи квартиры ограничена одной стопятидесятой ставки рефинансирования за каждый день просрочки, что примерно равно 20% годовых (п. 2 ст. 6 ФЗ «Об участии в долевом строительстве…» №214-ФЗ). Хотя например Законом “О защите прав потребителей” предусмотрена гораздо более приятная для потребителя неустойка — 1% при задержке передачи товара (ч.1 ст.23) или даже 3% при задержке оказания услуги (ч.5 ст.28) в день и до принятия специального закона (№214-ФЗ) суды пользовались последней нормой.

Но на этом забота государства о застройщиках не заканчивается. В Гражданском кодексе есть статья 333, позволяющая судам снижать размер неустойки «при явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства». Как это нередко бывает, никаких чётких правил для оценки «несоразмерности» или «необходимой степени снижения» в законодательстве не имеется, так что судьи применяют статью 333 ГК РФ по своему «внутреннему убеждению» (по аналогии со ст. 67 ГПК РФ). На практике суды регионов дают нижестоящим судам негласные указания о рекомендуемых пределах присуждаемой неустойки, которые, естественно, не обнародуются, поэтому их невозможно оспорить. Косвенно можно наблюдать эти пределы, например, в апелляционных определениях Мосгорсуда или Мособлсуда. При этом надо понимать, что размер неустойки в порядке 214-ФЗ (около 20%) является минимальным, при котором пользоваться деньгами дольщиков застройщику невыгодно по сравнению, например, с банковскими кредитами. Снижая неустойку по 333 ГК суд поощряет застройщика незаконно пользоваться деньгами потребителя.

Но и это ещё не всё. Статья 333 ГК РФ, как это прямо следует из текста её первой части, может применяться только по заявлению ответчика, если он является юридическим лицом.

Прямого указания закона судам недостаточно и на эту тему Верховный суд высказался и разъяснил, что применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым (п. 34 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 г. N17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Однако районным судам нередко недостаточно и указания Верховного суда. На эту тему высказался и Конституционный, процитировавший слова Верховного суда в своём определении от 15.012015 г. № 7-О, согласившийся с ними и дополнительно указавший, что применение ст. 333 ГК судом по собственной инициативе есть действие на стороне одного из участников спора. К сожалению, определения Конституционного суда районным судам тоже не указ, несмотря на то, что они «вступают в силу немедленно, обжалованию не подлежат, действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами» (ст. 71, 79 закона о Конституционном суде).

Несмотря на всё это, районные суды, в своей заботе об интересах застройщиков, регулярно применяют ст. 333 ГК РФ без заявления ответчика, переходя тем самым из подобающего им положения непредвзятого и беспристрастного арбитра прямо на сторону застройщика. Такое вот вынесение решений на основании Конституции и законов (ст. 11 ГПК РФ) и единство судебной практики.

Недавно нам удалось убедить коллегию Московского городского суда в том, что снижение неустойки районным судом без заявления застройщика незаконно, и  взыскать неустойку за задержку строительства квартиры в полном объёме и соответственно увеличить штраф в порядке ч.6 ст.13 Закона «О защите прав потребителей»:

Поскольку ответчик доказательств надлежащего исполнения обязательств по договору участия в долевом строительстве в соответствии со ст.56 ГПК РФ суду не представил, какие-либо дополнительные соглашения об изменении сроков, установленных договором, стороны не заключили, тем самым иные сроки передачи объекта недвижимости между сторонами согласованы не были, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о взыскании с ответчика неустойки за период с *** г. по *** г., но при этом, считает, что сумма неустойки судом определена неверно. Кроме того, судебная коллегия полагает, что оснований для применения ст.333 ГК РФ  по данному делу у суда первой инстанции не имелось, поскольку,  исходя из материалов дела, ответчиком ходатайств об уменьшении размера неустойки и о применении ст.333 ГК РФ  в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции не заявлялось, а снижение неустойки без ходатайства ответчика, противоречит нормам действующего законодательства, а также сложившейся судебной практике. В соответствии с ч.1 и ч.2 ст.333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 34 Постановления Пленума от 28 июня 2012 г. N17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Исходя из смысла приведенных выше правовых норм и разъяснений, а также принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) размер неустойки и штрафа может быть снижен судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.

При таких обстоятельствах, с учетом изложенного, решение суда в части неустойки подлежит отмене с принятием в этой части нового решения о взыскании с ответчика неустойки за период с *** года по *** года (*** дней) в соответствии с требованиями ст.6 ФЗ от 30.12.2004 N 214-ФЗ в размере — *** руб.*** коп. (*** руб. х ***% : *** х *** х *** дн. = *** руб.).

Валютный ипотечник наносит ответный удар

В последнее время много говорится о проблемах валютных ипотечников и о их реализовавшихся рисках. Однако у валютного кредита есть и преимущества для заёмщика в случае, если банк нарушает права потребителя. В одном из дел нам удалось успешно воспользоваться этими преимуществами на практике.

Если кто-то незаконно удерживает ваши деньги, то становится должен вам проценты (по ст. 395 ГК РФ). Недавно эту статью поменяли и теперь процентная ставка определяется средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц, которые отслеживает и публикует ЦБ РФ.(*)

Во время рассмотрения этого дела экономика была стабильнее и для ст. 395 ГК РФ применялась просто ставка рефинансирования ЦБ РФ. Но Центральный банк не выпускает доллары США, поэтому при удержании валюты дело усложнялось. Нам удалось обосновать, что следует применить ставку… в размере 21% годовых в долларах США! Текст из искового заявления почти дословно перекочевал в решение:

2013-04-02 0010-2 crop для блога

В этом же деле стало понятно, что расхожее мнение «у банка денег много и поэтому у него самые лучшие юристы»  не более чем миф. Юрист банка не пробовал оспаривать величину ставки, расчёт исковых требований, плохо ориентировался в законе о защите прав потребителей и совсем не знал свежих «потребительских» постановлений Пленума ВС РФ.

Если 3 года с момента заключения кредитного договора ещё не прошло, валютным ипотечникам можно сократить свои долги банкам за счёт признания недействительными части пунктов кредитного договора и возврата оплаченных по ним денег.

(*) Впрочем, так как ЦБ РФ публиковал средние ставки только для рублевых вкладов, нам представляется, что описанная логика по отношению к удержанию валюты применима и сейчас.

Вернули комиссию за выдачу потребителю кредита

На днях довели до конца одно давнее дело. Суть дела — комиссия за выдачу кредита потребителю. Казалось бы обычное дело, можно рассматривать в отсутствие истца, ведь даже Верховный суд уже высказался об этом. Но не тут-то было.

Банк в суде утверждал, что это была не комиссия за выдачу кредита, а единовременная плата за пользование кредитом в твёрдой сумме, которую он может брать с клиента наряду с процентами — привычным видом платы за использование денег банка.

Удивительно, но Бутырский районный суд г.Москвы согласился с этим мнением и в сентябре 2013 года отказал нам в удовлетворении этого иска.

Но самое интересное началось после. В положенный ГПК месячный срок в октябре 2013 была подана апелляционная жалоба, а потом, после получения текста решения, расширенные дополнения к ней.

Почему-то суд не стал писать нам писем о движении этого дела (хотя по закону был обязан). К апрелю 2014 мы обратились к председателю суда через сайт. Это сработало, что удивительно, так как обычно на обращения через сайт московские районные суды не отвечают. Председатель ответил, что наша жалоба была нам возвращена. Попросили через сайт копию определения о возврате, и нам даже прислали её по электронной почте.

Эта переписка, как водится, была небыстрой, и только в июне 2014 мы узнали, что ещё в октябре 2013 судья вернул нам жалобу потому, что якобы мы подали её слишком поздно. Наверное считал, что ГПК даёт на это 10 дней, как раньше, а не 30, как сейчас.

Пришлось обжаловать возврат в Мосгорсуд. ГПК даёт на подачу такой жалобы 15 дней с даты вынесения определения (октябрь 2013). Однако если с текстом определения (и вообще фактом его вынесения) сторона дела была незнакома, то можно попросить суд восстановить срок на обжалование, что мы и сделали.

Представьте себе удивление банка, когда его позвали в суд обсуждать вопрос о восстановлении срока обжалования в августе 2014 года, когда он думал, что давно уже выиграл это дело!

Несмотря на возражения банка, срок нам восстановили и дело пошло в Мосгорсуд. Бутырский суд особенно не торопился, дело дошло до Мосгорсуда нескоро и очевидно незаконный возврат апелляционной жалобы был отменен только в ноябре 2014.

Думаете Мосгорсуд сразу рассмотрел и апелляцию? Как бы не так! Он отправил дело обратно в Бутырский, чтобы последний проверил готовность самой апелляционной жалобы к передаче обратно в Мосгорсуд!

Бутырский суд, как мы знаем, не торопится, поэтому в феврале 2015 мы поинтересовались в Мосгорсуде движением дела. Это помогло сдвинуть лежавшее с декабря 2014 в кабинете судьи дело и — наконец-то — в конце апреля 2015 Мосгорсуд изменил решение от сентября 2013 в нашу пользу.

Такие дела.